Интервью Гомель 13 Января 2021

«В лиге сейчас два Мастера – Матерухин и я». Знакомимся с джокером «Гомеля» Дмитрием Пшенцовым

«Рыси» уже не раз отмечали, что улучшение результатов команды связано, в том числе, с приходом этого человека.

Профессиональные спортсмены постоянно находятся в центре внимания и являются кумирами болельщиков – персонажами, на которых пытаются быть похожими. Но есть люди, которые очень часто становятся теневыми героями и проделывают огромную работу, зачастую незаметную. Один из таких профи – многолетний тренер-механик минского «Динамо» и сборной Беларуси Дмитрий Пшенцов, получивший за свой труд прозвище «Мастер». В этом сезоне он вернулся в «Гомель», в котором начинал 20 лет назад.

Корреспондент Hockey.by Андрей Григорьянц пообщался с Дмитрием, чтобы узнать, в чем заключается работа тренера-механика, как он оказался в Гомеле и какие воспоминания сохранил из своей многолетней практики.


Дмитрий Пшенцов в центре


- Вы родились в Казахстане, но долгое время трудитесь в Беларуси. Как так вышло?

- В августе 1994 года переехал в вашу страну, потому что в Казахстане в то время с работой было плохо, а здесь все нормально. Жизнь налаживалась, поэтому и остался.

- В чем заключается работа тренера-механика?

- Именно термин профессии тренера-механика придуман у нас, вообще это называется Equipment Manager [менеджер по экипировке]. Это специалист, в обязанности которого входит заказ формы, мониторинг рынка. Плюс нужно уметь шить, точить, гладить, подшивать – в общем, полный спектр обязанностей.

- Как вы пришли к этой профессии?

- Я с 6 лет сам занимался хоккеем, довольно-таки серьезно, играл в команде «Металлист» в Казахстане, все нормально получалось. К тому же с детства точил коньки – сначала напильником, потом на станке. Постоянно с железками. Мой отец был хорошим слесарем, специалистом высокого класса. Его труд очень ценился, так что в какой-то степени я пошел по его стопам.

- После долгих лет в минском «Динамо» и сборной вы решили вернуться в Гомель. Почему?

- Честно говоря, надоело мотаться, уже не мальчик. Жена посоветовала вернуться домой, и мы приняли такое решение. Работа такая же, но здесь мне даже интереснее в данный момент: много молодежи, постоянно объясняешь им разные вещи, а в «Динамо» приезжают игроки из НХЛ, там уже объяснять нечего.

- Было ли влияние Стася на ваше возвращение в Гомель?

- В Минске мы жили рядышком, часто пересекались. Плюс Сергей Леонидович одно время работал тренером в «Динамо». Все было по соглашению сторон. Спросил, как тут все обстоит в Гомеле, Стась сказал, что беда с мастером, не тянет уровень. Я готов был помочь, все-таки давно были мысли вернуться.

- Сравните условия работы в «Гомеле и «Динамо».

- Я трудился здесь 8 лет, с самого создания клуба. Даже помогал строить местный ледовый дворец. Сначала коньки команде точил Алексей Емельянов, а потом я стал заниматься этой работой. На первом командном плакате меня еще нет, но я уже был в структуре клуба.

Для меня работать удобно везде, где есть помещение, станки, оборудование – лишь бы все это было на должном уровне. Еще очень важно, чтобы коллектив был хорошим. Общение с хоккеистами – без него результата не добиться.

- Многие отмечают, что раздевалка в Гомеле – одна из лучших в стране. Вы были в огромном количестве ледовых дворцов и можете сравнивать. Это действительно так?

- Да, здесь очень хорошая раздевалка. Делали ее давно, в те времена, когда в «Гомеле» работал Владимир Геннадьевич Синицын, по нашим проектам. Он постоянно советовался с нами, где должны быть мастерские, где сушилка, где тренажерный зал, так что в сегодняшнем виде она существует благодаря Синицыну.

Что касается сравнений, говорят, что отличная раздевалка в «Юности», но я там не был и не пытался попасть. В «Динамо» хорошая, но по меркам КХЛ маленькая. Я был в Уфе, Казани, Санкт-Петербурге – везде классные раздевалки.


- В «Гомеле» игроки часто отмечают вас, когда говорят про улучшения результатов. Как считаете, какие факторы больше всего способствуют их достижению?

- В первую очередь, заточка коньков. Когда они у игрока правильно заточены, он не думает, что во время игры упадет, он сосредоточен на игре, этот вопрос сразу отпадает. Я подхожу к данному действию очень ответственно, а хоккеисты доверяют моему опыту.

Что касается условий для работы игроков, здесь я могу сравнивать с той картиной, которая была 10-15 лет назад в белорусском чемпионате. На сегодняшний день, по моему мнению, снизилось качество льда, заливки. Плюс раньше на матчах чемпионата Беларуси были мальчишки, которые в паузах подчищали лед. Когда его качество лучше, скорость игры тоже быстрее, шайба лучше двигается. Поэтому, считаю, нужно это вернуть в интересах команд и зрелищности игры.

- Многие в белорусском хоккее называют вас «Мастер». Откуда это, и как относитесь к такому прозвищу?

- Меня так начала называть еще в первый период работы в Гомеле старая гвардия – Страхов, Тригубов. Нормально отношусь к этому. Все знают: если говорят, что Мастер делал – значит, моя работа. В лиге сейчас два Мастера – Матерухин и я :)

- Вы много работали в сборной и можете примерно оценивать уровень хоккеистов. Как считаете, кто из сегодняшнего состава «Гомеля» по потенциалу может выступать в национальной команде?

- Вижу очень много перспективных ребят, заиграть может каждый, просто для этого нужно стараться. Из гомельской молодежи могу выделить Секерина, Межейникова, конечно, Скоренова. Качеловский, если будет работать, может многого достичь. Субхи, защитники тоже неплохие. Например, пригласят хоккеиста в сборную, он попадет в тройку нападения или в пару защитников с опытными игроками и спрогрессирует. Это делают для того, чтобы показать молодому азы. К примеру, приезжал в сборную Лисовец, когда ему был 21 год, но был очень сырой – а сейчас на каком уровне играет!

- Вы можете наблюдать за молодежью со скамейки. По ним видно, что у ребят есть желание добавлять и расти?

- Да, мне понравилось, я даже сам этого не ожидал. Иногда наши матчи смотреть интереснее, чем КХЛ. Желание огромное, глаза горят, все бегут на шайбу и, на мой взгляд, ребята очень хорошо выполняют установки тренера. Допустим, в «Динамо» не всегда получалось у хоккеистов следовать всем указаниям тренерского штаба, даже у опытных игроков.

- От чего это зависело? В «Динамо» все и так знают, как им надо играть?

- Тут все может быть. Возможно, тренер не смог донести это до игроков, или пришло осознание, что все мастера. Когда в команде собирается слишком много мастеров, это не всегда идет на пользу. В «Гомеле» же коллектив живой, на льду нет профессоров. Но и в «Динамо» играло очень много толковых игроков, в том числе белорусов. Из молодых, к примеру, Шарангович – он мне всегда нравился, отличный хоккеист и человек. Считаю, у него есть абсолютно все шансы закрепиться в НХЛ.

- Главный тренер «Гомеля» Сергей Стась играл за сборную, когда вы там работали. Каким он вам запомнился игроком?

- Порядочный, особо на площадке ничего не творил, никаких фокусов не выдавал. Серьезный, строгий защитник, который видел поляну, раздавал передачи, интеллигентный в раздевалке. Знаете, бывают игроки, которые общаются грубо, а Сергей Леонидович был не таким. Он тогда как раз приехал из Германии. По нашей работе никогда не возникало трудностей: сделали заточку, попали в желоб – и начали сотрудничать.

- В сборной Беларуси вы работали со многими тренерами, кого из них можете отметить? Какие интересные методы работы присутствовали у канадских специалистов, отличались ли они от белорусов?

- При мне в сборной было девять главных тренеров. Работать было удобно со всеми. Интересно было трудиться с Хэнлоном, Льюисом – это понимающие специалисты. Очень понравилось работать с Фрэйзером, мы завоевали с ним кубок в Норвегии. Из белорусских тренеров было приятно сотрудничать с Андриевским, Скабелкой, Захаровым. В большинстве своем тренеры не вмешиваются в нашу работу, а мы – в их. Главное – не мешать друг другу. Что касается методов канадских тренеров, то они особо не отличались.


Дмитрий Пшенцов (третий справа во втором ряду) в сборной Курта Фрэйзера


- Какие матчи сборной Беларуси, на которых вы присутствовали на скамейке, лучше запомнились?

- Самый-самый – когда мы обыграли американцев в Чехии в 2015 году со счетом 5:2. Гаврус, Волков, Китаров тогда забрасывали, скамейка была живая. Из последних запомнилось несколько игр на чемпионате мира в Казахстане. Еще мне понравился матч в Риге в 2006 году, когда мы обыграли швейцарцев в мой день рождения. На Олимпиаде всегда особенная атмосфера, особенно в Канаде, когда трибуны ревут, на каждом матче зашкаливали эмоции, что у игроков, что у тренерского штаба.

- А какой из чемпионатов мира оказался самым запоминающимся?

- Отмечу Чехию-2015, Минск-2014 – там тоже было очень много напряженных матчей, шикарная атмосфера, накал. В Беларуси обидно чемпионат для нас закончился, когда в четвертьфинале против Швеции Калюжный исполнял буллит в важный момент и не забил. У нас была такая же ситуация на Олимпиаде в Ванкувере, когда Олег Антоненко не забросил. Помню, после игры он снял хоккейные шорты и сразу выбросил в мусор. После этого даже не приезжал в сборную.

- В составе сборной Беларуси было много хоккеистов, которые носили нашивку капитана. Кого из них вы можете отметить?

- Запомнились Олег Антоненко и, конечно, Руслан Салей. Он, безусловно, держал всю команду в руках, вопросов к нему никогда не было. Человек с большой буквы, видел все, команда всегда его слушала. Больше капитанов особо я не видел. Были люди, но их назначал тренер. После того, как Руслана не стало, ребята пытались его заменить, тот же Володя Денисов, но это все было не то. Еще года два после чувствовалась эта потеря, поэтому чемпионаты мира 2012 и 2013 были не очень удачными. Тем более, в тот момент в сборную пришло очень много молодежи, а нужны были старички, которые многое бы подсказали.

- Кого из своих «клиентов» вы охарактеризуете как самых неприхотливых или, наоборот, самых привередливых в деле экипировки?

- Я уже много раз говорил, что Саня Кулаков точил коньки два раза в год – там у него очень маленький желоб. Что касается привередливых, здесь отмечу Андрея Андриевского, легенду «Гомеля». Остальные вроде не особо. Хотя в сборной Миша Грабовский любил подточить коньки в каждом перерыве – ему казалось, что они уже не острые. Но на самом деле это в голове все было, психологические вопросы.

- Игроки могут обратиться к вам по любому вопросу?

- С бытовыми часто подходят: что-то дома открутилось, отвинтилось, просят посоветовать, как кран починить, дать пассатижи и так далее. По игре не подходят с вопросами, я тут не помощник, хотя тоже могу подсказать многое. Но для этого есть тренерский штаб, считаю, это их работа.

- На протяжении вашей карьеры встречали со стороны игроков неуважительное отношение?

- К себе не встречал никогда, а к другим работникам видел такое, но не в нашей команде. Такие вещи встречаются, но очень редко. В большинстве своем игроки уважают труд тех, благодаря кому они чувствуют себя комфортно.

- Ваш сын работает механиком в «Гомеле-2». Вы как-то повлияли на его решение заниматься этим делом?

- Я в свое время его всему обучил, он окончил университет в Минске по этой специальности. Занимался хоккеем в Гомеле, играл в фарм-клубе, всю мою работу видел с детства. Он особо не горел желанием посвящать этому делу жизнь, но у него все получилось, причем я сам удивился. Сын быстро освоил навыки, и сейчас старается досконально все делать. Я сразу ему объяснил: в твоей работе не должно быть разницы – ты точишь президенту, профессиональному хоккеисту, любителю или ребенку для катания на озере. Но должен всегда делать все правильно.

- Как считаете, нужно делиться опытом, или человек должен сам всего достичь?

- Очень важно. Но почему-то в Беларуси этого не происходит. Между коллегами должна быть коммуникация, а я здесь общаюсь буквально с 3-4 специалистами в лиге. Хотя в КХЛ поддерживали связь с каждым, через социальные сети и лично, постоянно делились новинками в профессии, обсуждали, кто что купил, подсказывали друг другу. В Беларуси пока так не принято, может, все уже все знают.

Считаю, коллегам нужно больше советоваться по разным вопросам, не только тренерам. Тренерский семинар был совсем недавно, а вот последний семинар для персонала на моей памяти случился в 2005 году.


Текст: Андрей Григорьянц

Фото: hockeyarchives.infohcgomel.com, пресс-служба «Гомеля»